На главную страницу Погружение - это способность быть здесь и сейчас
Духовный Дайвинг
Новости Рэйки-Жизнь Наставники О Мастере Друзья по Духу Трансформация

Над загадкой рождения жемчуга люди задумывались очень давно. Существует персидская легенда о дождевой капле, которая своим смирением растрогала океан. Расставшись с тучей вдали от берегов, над которыми она родилась, эта первая капля взглянула вниз и воскликнула:

- Как короток мой век в сравнении с вечностью! И как ничтожна я в сравнении с безбрежным океаном!

- В твоей скромности большая мудрость, - ответил океан. - Я сохраню тебя, дождевая капля. Я даже сберегу таящийся в тебе блеск радуги. Ты будешь самым драгоценным из сокровищ. Ты будешь повелевать миром, и даже больше, ты будешь повелевать женщиной.

Через множество легенд, сложенных разными народами, проходит мысль о некоей таинственной связи между жемчугом и его владельцем. Предания гласят, что знатоки тибетской медицины по одному изменению блеска жемчужных украшений могли предсказывать смерть могущественных повелителей задолго до того, как те сами узнавали о своем недуге.

Люди давно замечали, что жемчуг тускнеет, как бы умирает, если его не носить, что ему необходимы близость и тепло человеческого тела. Мудрецы Древней Индии знали способ оживлять тусклые жемчужины, давая склевывать их петухам с яркими, радужными хвостами. Дело здесь не в радужных перьях, а в том, что желудочный сок, растворяя верхние слои, улучшал блеск жемчужины.


Девяносто тонн отборных жемчужин - вот урожай, который ежегодно дают Японии ее прибрежные воды. История взращенного жемчуга - это рассказ о том, как человек раскрыл еще одну загадку природы. Это рассказ о поразительной способности японцев находить все новое и новое применение людскому труду, чтобы возместить бедность страны природными ресурсами.

Жемчуг - болезненное отклонение от естества, которое присуще организму устрицы не больше, чем камень в печени присущ человеку. Для того, чтобы внутри моллюска образовалась жемчужина, необходима целая цепь случайностей.

Это происходит, во-первых, лишь когда под створки раковины попадает песчинка, во-вторых, когда посторонний предмет целиком войдет в студенистое тело устрицы, не поранив при этом ее внутренних органов, в-третьих, когда песчинка эта затащит вместе с собой кусочек поверхностной ткани моллюска, способной вырабатывать перламутр. Такие клетки начинают обволакивать инородное тело радужными слоями, постепенно образуя перл.

Воспроизвести все это с помощью человеческих рук - значит тысячекратно увеличить вероятность некогда редкого стечения обстоятельств, сохраняя при этом сущность естественного процесса!

Жемчуг, выращенный при участии человека, в такой же степени настоящий, как и природный, то есть образовавшийся в раковинах случайно.


Представьте себе горную страну, которая поначалу дерзко вклинилась в океан, оттеснила его, а потом словно сникла, устала от борьбы, смирилась с соседством водной стихии и даже породнилась с ней. Такова родина взращенного жемчуга - полуостров Сима, где море заполнило долины между опустившимися горами.

Зеленые склоны встают прямо из морской лазури. Уединенные бухты, острова, заливы, похожие на горные озера, - им нет числа.

Прислушаешься - какой-то странный посвист разносится над дремлющими лагунами. Это ама - морские девы, ныряльщицы за раковинами и всякой съедобной живностью.

Выработать в себе способность находиться под водой по сорок-восемьдесят секунд, повторяя такие нырки по нескольку сот раз в день, - лишь азы ремесла морских дев. Тут нужно и еще умение ориентироваться на дне. Опытная ама отличается неопытной тем, что ныряет не куда попало, а по множеству примет разыскивает излюбленные раковинами места. И уж, наткнувшись на такой участок дна, ощупывает его, как знаток леса знакомую грибную полянку.

Суть многолетней тренировки, помноженной на вековые традиции, - правильно поставить дыхание. Важно привыкнуть очень осторожно брать воздух после того, как пробудешь под водой эти сорок или восемьдесят секунд. Морские девы делают вдох только ртом, почти не разжимая губ. Так родился их посвист, прозванный "песней моря".

Колышутся водоросли, порхают стаи быстрых рыб, и среди них в сумрачной глубине ищут женщины свою добычу.

Перемешав в этом краю горы и воды, природа не позаботилась о земледельце. Мужчинам здесь негде пахать, и они издавна уходили рыбачить. Подводный же промысел во внутренних заливах стал уделом женщин. Почему так получилось? Говорят, что женщина может дольше находиться под водой, что жировые ткани лучше защищают ее от холода. Пусть так, но главное все-таки не в этом.

Океан требовал мужской работы, порой нужно было оставлять дом чуть ли не на полгода. На женщинах же оставалась забота о домашнем хозяйстве. Им приходилось искать пропитание где-то поблизости. И они отправлялись на дно внутренних заливов, так как у нас уходят в лес по грибы или ягоды.

Ремесло ама существует в Японии уже очень давно. "Жемчугу тут обилие", - писал когда-то Марко Поло о стране Чипингу. Но добравшиеся до нее в 16 веке португальские и голландские мореплаватели были разочарованы. Вместо золотых крыш и усыпанных перлами нарядов, они увидели край суровых воинских нравов и принудительной организованной бедности. Непонятная страна к тому же оставалась закрытой, не допуская иностранцев никуда, кроме Нагасаки.

Лишь три века спустя, когда Япония вынуждена была покончить с затворничеством и распахнуть свои двери перед внешним миром, когда из феодальных пут вырвалась коммерция, когда тяга к приобретению сокровищ охватила буржуазию - именно тогда волна стремительных перемен в вековом укладе вознесла на своем гребне человека, ставшего основателем жемчуговодства.

Идея выращивать жемчужины на подводных плантациях впервые пришла сыну торговца лапшой по фамилии Микимото. В 1907 году, после 19 лет безуспешных опытов, ему, наконец, удалось получить сферические перлы, вводя в тело двустворчатых раковин кусочки перламутра, обернутые живой тканью другой устрицы.

Главной рабочей силой в этих опытах были морские девы. Они рядами раскладывали оперированные морские раковины по дну тихих бухт, как высаживают рисовую рассаду.

Вскоре Микимото понял, что при резком расширении промыслов ему не хватит ама для обработки плантаций на дне. Тогда раковины стали помещать в проволочные корзины, подвязанные к плотам из деревянных жердей. Это позволило ухаживать за устрицами с поверхности воды.

Поначалу морские девы действительно были искателями жемчуга. Затем в течение полувека - поставщиками раковин для его выращивания. Однако с середины 50-х годов ручная добыча раковин стала все больше отставать от спроса. Пришлось сделать завершающий шаг на пути превращения устрицы в "домашнее животное": выращивать не только жемчужину, но и саму раковину.

В конце июля вода во внутренних заливах полуострова Сима мутнеет оттого, что моллюски разом начинают метать икру. В эту пору со специальных плотов опускают сосновые ветки. Икринки прилепляются к хвое, и к октябрю на ней уже можно разглядеть крохотные ракушки. Много раз перемещают их из одних садков в другие: подкармливают, оберегают от болезней. Наконец, здоровых, полновесных трехлеток продают на жемчужные промыслы.

Помощь морских дев теперь бывает нужна в случае стихийных бедствий. Если с океана налетит тайфун, сорвет с якорей плоты, размечет корзины, только ама могут уменьшить ущерб, собрав со дна драгоценные раковины.

Отрывок из книги Всеволода Овчинникова "Ветка Сакуры"




Обратная связь Фотоальбом Мистические Путешествия Духовный дайвинг Эмоциональное Око Душевные Места Улыбки
IMG Санкт-Петербург - изготовление сайтов, дизайн сайтов, производство сайтов, раскрутка сайтов, продвижение сайтов, поисковая оптимизация - Изготовление сайтовАдминистратор сайта Екатерина Макарова